Каково это — хоронить близкого во время пандемии. Три истории бишкекчан

Каково это — хоронить близкого во время пандемии. Три истории бишкекчан

Навигация

Агро новостиАгро-фотогалереяАгро ВидеоСтатьиАгроэкологияАгро-СтатистикаВыставкиЗаконодательствоКалендарь работКооперацияЖивотноводствоПтицеводствоРастениеводствоРазноеОбъявленияАгро-цитатыСотрудничествоАгрофорумУслуги сайтаЭкокластер Иссык-КульУдобрения Calpia KGИссык-Кульский БИО плодопитомникИнформер НовостейНОО "Приборист" - садоводческое или дачное товарищество.Капельное оборудование и тепличная пленка.

Полезные ссылки

ОсОО
Ferma.kg

Новости сельского хозяйства Кыргызстана

Каково это — хоронить близкого во время пандемии. Три истории бишкекчан

12 июня 2020

Коронавирус проник в Кыргызстан 18 марта. Уже через несколько дней в стране ввели режим чрезвычайной ситуации, который действует до сих пор. Вскоре в столице, как и в некоторых других частях республики, начал действовать режим чрезвычайного положения, который потом сменил карантин. Режим ЧП запомнился бишкекчанам блокпостами, комендантским часом и другими ограничительными мерами.
В мае многие горожане вернулись к работе, но некоторые ограничения сохраняются: например, под запретом остаются массовые мероприятия, в том числе и поминки.
Sputnik Кыргызстан решил узнать, каково это — хоронить близкого человека, когда жизнь в городе встала на паузу, а мир охватила пандемия. Мы собрали истории трех бишкекчан, которые согласились поделиться опытом на анонимной основе.
Папа никогда не понимал пышные похороны — история кыргызстанки Мой папа уходил в полном сознании, до последнего разговаривал с нами. Последние полгода его мучили хронические заболевания, он сильно устал. Буквально за несколько дней отец решил, что его путь подошел к концу. Ему было 84 года.
Папа жил в селе недалеко от Бишкека. Понимая, что он уходит, мы старались быть рядом с ним настолько долго, насколько это возможно. Пару ночей мы провели у него дома, постоянно ездили к нему из центра столицы. Конечно, режим ЧП в этом отношении потрепал нам нервы, добавив лишних переживаний, а блокпосты только нагнетали ситуацию.
Только сейчас я понимаю, что наше присутствие не давало ему уйти спокойно, будто держало его. Апрельским вечером папа сказал нам: "Езжайте домой, сегодня я не умру." Буквально через два часа сестра написала, что отца не стало... К тому времени блокпосты убирали, но действовал комендантский час. У меня не было сомнений, что кто-то сможет запретить нам проехать к родному отцу, поэтому мы сели в машину и помчались в село. В этот момент мне было все равно: я знала, что должна быть рядом с мамой и сестрой. Кто будет арестовывать человека в такой ситуации?
На следующее утро мы оформили пропуска. Организуя похороны, мы не обращались в агентства ритуальных услуг, все делалось силами родственников. В селе ведь все по-другому, не так, как в Бишкеке: местное самоуправление всегда находилось на подмоге, уровень взаимопомощи оказался на голову выше, чем в столице, где каждый сам за себя. Честно говоря, меня удивила такая поддержка — я поняла, что местное самоуправление многое решает и его нужно развивать. Думаю, если бы отец жил в городе, то, наверное, нам бы пришлось труднее.
Папа был нестандартным человеком и никогда не понимал пышных свадеб и таких же похорон. Символично, что он ушел именно в то время, когда на подобные мероприятия действовали ограничения.
Юрту поставили во дворе. Людей, конечно, было не так много, как могло бы быть: далеко не все смогли приехать, однако те, кто был в городе, все же пришли попрощаться с папой. Молдо жил через несколько улиц, так что привести его не было проблемой. Все соблюдали санитарные правила, носили маски и перчатки, не обнимались.
В день захоронения синоптики предсказывали дождь, однако погода испортилась только вечером. Папа словно уберег нас от лишних трудностей. Ближе к осени хотим посадить у могилы дерево...
Все было как в тумане — история кыргызстанки, похоронившей отца Мой папа ушел из жизни в апреле, когда в столице действовал режим чрезвычайного положения и комендантский час. Он болел раком, поэтому с оформлением документов о смерти проблем не было, но возникли другие трудности…
Помню этот день в деталях: папа умер под вечер, до заката. В тот момент дома находились только самые близкие и родные. Я не могла прийти в себя: мы все пребывали в абсолютном шоке, когда это случилось. Примерно через час к нам приехали несколько родственников, им с трудом удалось проехать через блокпосты. Утром к нам смогли добраться несколько друзей отца.
Нам не разрешили ставить юрту. Мы привезли молдо из ближайшей мечети и сделали все положенное по шариату — папу подготовили к последнему пути. Говорят, что чем больше людей на жаназа (поминальной молитве), тем легче душе покойного, но на жаназа отца присутствовали лишь самые близкие родственники и друзья. Сколько их было в точности, я уже не помню, потому что в тот момент была раздавлена горем, все происходило как в тумане.
Мужчины увезли отца на кладбище, а после вернулись домой и прочитали куран. На похоронах обычно режут много скота, но мы не смогли этого сделать, да и людей было мало...
Мы обошлись семейным кругом — история кыргызстанки, похоронившей свекровь Когда моей свекрови стало плохо (случился сердечный приступ), мы вызвали частную скорую помощь. Специалисты приехали быстро и сработали слаженно. Трудности начались потом, после госпитализации: из-за карантина мы не смогли перевести свекровь в профильную кардиологию, чтобы провести полноценное исследование.
Конечно, нельзя с уверенностью сказать, что оно помогло бы спасти свекровь: все-таки возраст (ей было почти 80 лет) тоже сыграл свою роль, тем более у нее имелись проблемы со здоровьем.
С организацией похорон проблем не возникло: мы обратились к услугам частного агентства, его сотрудники действовали по наработанной схеме. Единственное, от чего пришлось отказаться, — это поминки. Число людей на похоронах было строго ограничено: шестеро в катафалке и три машины сзади, правда, фактически это никто не проверял. Похоронное агентство не могло организовать кейтеринг — доставку еды и сервис. Всю остальную работу они выполняли в привычном режиме.
Для нас эти ограничения не стали большой проблемой, потому что мы смогли обойтись семейным кругом. Конечно, на похороны пришло бы больше людей, если бы не напряженная эпидемиологическая обстановка и другие сопутствующие сложности...
Комментарий специалиста Режим ЧП и карантин не изменил процесс похорон, проходящих при строгом соблюдении санитарных норм, объясняет главный инженер муниципального предприятия "Бишкекское агентство ритуальных услуг" (БАРУ) Кубанычбек Усупбаев.
"Все сотрудники работают в масках, перчатках и очках, после каждого захоронения катафалк дезинфицируют. Блокпосты нам не мешали, потому что предприятие сразу получило пропуска," — говорит он. Если умерший болел коронавирусом, то сотрудники агентства работали в средствах индивидуальной защиты, продолжает инженер. По его словам, на такие случаи Минздрав разработал специальный приказ.
"Сотрудники морга проводят дезинфекцию тела по строго установленному регламенту, далее работники БАРУ в защитных костюмах забирают его в катафалк и отвозят на кладбище," — рассказал специалист. По словам Усупбаева, для тех, у кого при жизни был диагностирован коронавирус, отведен специальный участок на кладбище, однако при желании родственники могут похоронить человека с COVID на общем кладбище.

Источник: sputnik.kg

<< вернуться к списку новостей

Курсы валют Кыргызстана по отношению к сому
Онлайн Гипермаркет BANAN.KG. Как создать Интернет-магазин?
Выставка фруктов 2020
Торгово Промышленная Палата Кыргызстана партнер сайта agro.kg

Авторские права ОПАЛ 2006-2020

При поддержке:  

Рейтинг@Mail.ru   Яндекс.Метрика    

Design Елена Колесникова

Tsymbalov Цымбалов Разработка сайта создание портала интернет-магазин web-мастер дизайн сайта раскрутка сайта