Экокожа — огромное заблуждение! Неприятные тайны обуви раскрыл эксперт из КР

Экокожа — огромное заблуждение! Неприятные тайны обуви раскрыл эксперт из КР

Навигация

Агро новостиАгро-фотогалереяАгро ВидеоСтатьиАгроэкологияАгро-СтатистикаВыставкиЗаконодательствоКалендарь работКооперацияЖивотноводствоПтицеводствоРастениеводствоРазноеОбъявленияАгро-цитатыСотрудничествоАгрофорумУслуги сайтаЭкокластер Иссык-КульУдобрения Calpia KGИссык-Кульский БИО плодопитомникИнформер НовостейНОО "Приборист" - садоводческое или дачное товарищество.Капельное оборудование и тепличная пленка.

Полезные ссылки

Новости сельского хозяйства Кыргызстана

Экокожа — огромное заблуждение! Неприятные тайны обуви раскрыл эксперт из КР

14 февраля 2021

Сергей Селезнев посвятил обуви всю свою жизнь. 10 лет он проработал в Китае главным дизайнером на обувных фабриках. В 2015-м вернулся домой и теперь занимается производством обуви в Кыргызстане.
— Вы ведь из династии обувщиков — в советское время ваши родители работали на обувном производстве. Меня всегда интересовал один вопрос: вроде бы обувь времен СССР была самой качественной на свете, но при этом из-за угрюмого дизайна ее никто не хотел покупать.
— Объясню, почему так. Весь дизайн обуви создавался в доме моделей, где работал мой отец. Там собирались конструкторы, художники, модельеры, то есть люди интересные, творческие. Они создавали дизайнерские вещи. Образцы обуви делали из французских, итальянских материалов. Наш кыргызский дизайн занимал в Москве призовые места.
Однако, когда модели доходили до массового производства, они претерпевали сильные изменения. Нужно было удешевить процесс, и вместо импортных материалов использовали местные, а от всяких "фишек" отказывались. В итоге на полки попадала продукция, которая не выдерживала никакой критики.
— Но ведь при этом советская обувь была практически неубиваемой!
— Да, ее шили только из натуральных материалов, особенно детскую, чтобы не травмировать ноги ребенка. А сейчас смотрите, что творится на рынке! Сплошной кожзам и прочие вредности.
— Как вы стали производить обувь?
— Я часто приходил в дом моделей, что-то кроил, осваивал профессию. В 90-х открыл небольшой цех. Реализаторы отвозили нашу обувь на продажу в Россию и Казахстан.
Все рухнуло в 1998 году, когда в России провели денежную реформу. Рубль рухнул, мы потеряли очень много денег, а реализаторы пропали с нашей выручкой и нашей обувью. Я остался у разбитого корыта. Чтобы рассчитаться с долгами, пришлось продать крышу над головой. 
— Как вы уехали работать в Китай?
— Это произошло в 2005 году, меня пригласили поработать дизайнером обуви на фабрике в Гуанчжоу. Это мировая столица легкой промышленности, которая собрала профессионалов из всех стран планеты. Там я проработал 10 лет в разных компаниях — российской, американской, немецкой, французской.
Но перед поездкой я долго сомневался, ведь мне предложили зарплату в 3 000 долларов в месяц, а для тех лет это были подозрительно серьезные деньги. В конце концов решился на эту авантюру и попал в Гуанчжоу. © Sputnik / Табылды КадырбековКреативный директор обувной компании Сергей Селезнев
— У нас есть несколько стереотипов о Китае. Например, китайцы работают, как роботы.
— Буквально за последние 20 лет Китай совершил огромный экономический скачок. Раньше дело обстояло так: в месяц у рабочего китайской фабрики был один выходной, и пахал он с восьми утра до полуночи. Быт был очень тяжелым, люди жили на фабрике в неотапливаемом помещении, за работу получали 100 долларов в месяц.
А сейчас развернулись профсоюзы. Теперь люди не могут работать больше 10-12 часов. В среднем они стали получать 300-400 долларов.
Да, города у них красивые, здания из стекла и бетона, но если отъехать немного, увидишь лачуги, где люди пашут на полях. В провинции живут очень бедно.
Есть еще один момент: за последние десятилетия Китай сильно загрязнил окружающую среду. Это просто жесть! Отходы производства сливали без каких-либо очистных сооружений. Сейчас по стране открыли около трехсот раковых хосписов. Я даже представить не могу, как они восстановят свою экологию.
— А правда, что в Китае все очень дешево?
— Одно время там действительно было дешево, но после 2008 года многим иностранцам "завернули" визы, и поток людей в Китай уменьшился. На полках китайских магазинов осталось много товаров, которые предназначались для экспорта. Это была продукция хорошего качества с интересным дизайном. Китайцы прочувствовали это качество, их потребности выросли.
Сейчас в Китае все дорого, особенно в Гуанчжоу. Есть, конечно, Урумчи, Хоргос, Кульджа, где дешево, но товар там очень некачественный. 
— А какие китайцы сами по себе?
— Многие говорят, что они такие-сякие, но на самом деле так думают люди, не знающие ни Китай, ни китайцев. За 10 лет жизни там я очень полюбил эту страну, у меня появились друзья в КНР. Китайцы — они не хорошие и не плохие, они просто другие: наивные, верят в сказки, часто улыбаются. В Китае легко на душе.
Наверное, мы более суровые, попадая в наш мир, китайцы становятся более ожесточенными, что ли. Вот такими мы их и видим здесь.
— Сейчас многие кыргызстанцы хотят уехать куда-нибудь на заработки. Как вы думаете, Китай подходит для этого?
— Если честно, там сейчас вообще без вариантов. Из-за кризиса в 2015 году закрылись многие предприятия и люди остались без работы.
В Гуанчжоу была очень мощная диаспора, в которую входило около 300 кыргызстанцев, а сейчас почти все вернулись сюда.
Да, Китай любит иностранных специалистов, но речь идет о программистах или дизайнерах. Просто приехать туда и найти работу, наверное, не получится.
Вообще, с Китаем шутки плохи, тем более что наши чиновники набрали столько кредитов! А так, как с Россией, не получится, Китай долги не прощает. Это Россия наш давний партнер, а тут все возвращать придется. © Sputnik / Табылды КадырбековКреативный директор обувной компании Сергей Селезнев
— Почему вы решили вернуться в Кыргызстан? В Китае у вас была и работа, и, скорее всего, неплохая зарплата.
— Да, там мне платили 4 тысячи долларов. Дело в том, что в последней компании, куда я устроился, было очень трудно работать. Владелец фабрики был моим хорошим знакомым, но он постоянно увольнял маркетологов и нанимал новых.
То есть я начинал создавать коллекцию с одними специалистами, а потом приходили другие и говорили, что я делаю все не так. Причем это люди без специального образования, они просто окончили какие-то курсы, но начальник-китаец скорее прислушается к своим, чем к иностранцам. Мне стало сложно работать, молчать тоже не хотелось… Кроме того, в Кыргызстане умирал отец. В общем, было много причин вернуться домой. 
— Легко ли вы адаптировались в Кыргызстане?
— Когда вернулся, хотел сразу творить, что-то делать. Я уже привык к ритму жизни в Китае, когда все решается по щелчку пальцев и работает как часы. Тут же все медленно, неповоротливо, люди просто не хотят работать. Для меня это был шок.
Так или иначе, мы с женой занялись бизнесом, стали возить кожгалантерею из КНР. Три года назад мой хороший знакомый Владимир Андреев предложил заняться бизнесом. Мы решили создать обувной бренд.
Владимир — хороший конструктор колодок. Колодка — это такая пластиковая болванка, на которую натягивается кожа, а потом приклеивается подошва. Мы единственные в регионе сами разрабатываем колодки, а это дорогого стоит. Например, российские колодки уже не те, китайские тоже не лучшего качества. Турецкие — дешевая копия итальянских.
— А в чем проблема? Это же хорошо — копировать итальянское…
— Дело в том, что у итальянцев полнота ноги меньше, чем у остальных. Они работают на четвертой полноте, а у 80 процентов населения земного шара — пятая. Когда на итальянскую колодку начинают что-то сверху наклеивать, чтобы увеличить полноту, то пропорции теряются и получается нечто уродливое. Мы делаем колодки сами, и такая обувь получается очень удобной.
— А какие у вас еще преимущества?
— Мы на 80 процентов используем импортную кожу. © Sputnik / Табылды КадырбековКреативный директор обувной компании Сергей Селезнев
— Что плохого в коже, которую выделывают в Кыргызстане? Это же хорошо — покупать отечественное, поддерживать своего производителя.
— Да у нас и поддерживать-то некого. За рубежом к этому относятся очень серьезно: там скот берегут, его не кусают слепни, не бьют кнутом. На коже животных не остаются шрамы. На коже, которая производится в Кыргызстане, много "болячек".
Кроме того, у нас только один завод по выделке кожи, который требует много вложений. Его директору, если не ошибаюсь, уже под 80. Он несколько раз пытался улучшить производство, приглашал зарубежных специалистов, и все равно не получилось получить кожу надлежащего качества. 
— Что насчет экокожи? Это же отличное изобретение! Говорят, по качеству она не уступает обычной, да и убивать ради нее никого не надо.
— По поводу экокожи — это глубокое заблуждение. Термин придумали маркетологи, злейшие враги дизайнеров. В битве с ним мы проиграли немало сражений. От "эко" там на самом деле ничего нет, это просто кожзам нового поколения.
Что такое экокожа на самом деле? На китайских обувных фабриках остается очень много отходов производства — обрезков кожи, ошметок. Все это дробится в пыль, перемалывается, и делается клейкая основа, которую "закрывают" полиуретановой пленкой. Носится она очень плохо. Экокожа мертвая, не пропускает воздух, нога в ней потеет.
— Как вы решились открыть обувное производство, если у нас под боком Китай? Это же невероятная конкуренция!
— Сейчас конкурентов в нашей ценовой позиции у нас практически нет. Например, пара наших зимних ботинок стоит около 6 тысяч сомов. Если говорить о кыргызстанских мастерах, то у них цены ниже, но нет интересных моделей, таких колодок.
Китайская обувь в основном поступает к нам с дешевых фабрик Урумчи, Хоргоса, Кульджи. Она дешевая и некачественная, сделана на коленке где-нибудь в подвале. Товар из Гуанчжоу дороже на порядок.
Если говорить о турецких брендах, то та пара, что у нас стоит 6 тысяч, у них будет стоить 12-15 тысяч. Единственное, чего нам не хватает, чтобы развернуться, — так это оптовых продаж. Нужно расширять производство, но не хватает средств.
— Можно взять кредит в банке.
— Насколько я знаю, мой партнер взял полтора миллиона сомов на открытие этого бизнеса. Сумма небольшая, но играть с банками в такие игры — все равно что сходить в казино. Я не представляю, как потом выплачивать высокие проценты. © Sputnik / Табылды КадырбековКреативный директор обувной компании Сергей Селезнев
— Легко ли вы находите сотрудников?
— Вообще-то у нас город мастеров. Обувщиков довольно много, но большинство уже в возрасте. Их тяжело переучивать, потому что они и так уже все знают и все умеют. Легче таких уволить. Мой партнер пошел по другому пути: он взял ребят, что называется, с улицы, и за три года они научились делать хорошую обувь.
Опять же зарплата в нашем секторе 20-25 тысяч сомов в месяц. Больше мы платить не можем, но за эти деньги никто не хочет работать. А я думаю, что это не такая уж плохая сумма, тем более сидишь в тепле, у тебя всегда есть работа. Ничего не нужно изобретать, просто делай работу качественно.
— "Коронакризис" сильно ударил по вашей компании?
— Да, конечно, мы ощущаем это. Люди приходят за обувью, а у нас размеров не хватает. Из-за того что мы почти два с половиной месяца сидели на карантине, образовался дефицит.
Последние политические события тоже сказались. Люди только отошли от карантина, стали снова улыбаться, ходить за покупками, перестали бояться, как вновь такое потрясение. И хотя сейчас обстановка стабилизируется, многие задумались над тем, чтобы уехать куда-нибудь за рубеж.
Но разве от себя убежишь? Там, за границей, тоже проблемы, не все так безоблачно. Надо что-то делать здесь, для своей страны.

Источник: sputnik.kg

<< вернуться к списку новостей

Курсы валют Кыргызстана по отношению к сому
Онлайн Гипермаркет BANAN.KG. Как создать Интернет-магазин?
Торгово Промышленная Палата Кыргызстана партнер сайта agro.kg
ИТ ИНСТРУМЕНТЫ ПОРТАЛА AGROSPACE

Авторские права ОПАЛ 2006-2020

При поддержке:  

Рейтинг@Mail.ru   Яндекс.Метрика    

Design Елена Колесникова

Tsymbalov Цымбалов Разработка сайта создание портала интернет-магазин web-мастер дизайн сайта раскрутка сайта